День Девочек

Фанфик по Х

Заметки Автора: Для тех из вас, кто не знает, 3 Марта в Японии это День Девочек (Momo no Sekku, Hina no Sekku, или Hina Matsuri). Семьи с маленькими дочерьми празднуют его, чтобы обеспечить им счастливое будущее (иногда, просто чтобы выразить главную идею "Эй, у нас есть дочка и мы ею гордимся"); часть фестиваля включает в себя представление церемониальных кукол, которых выставляют в лучшей комнате дома на несколько дней и убирают в ящик, когда фестиваль заканчивается. Фестиваль обычно отмечают как "официальное" начало весны.

*`-,--

Давным-давно, жил на свете бравый король, который был женат на мудрой королеве, и хотя границы королевства были велики лишь настолько, чтобы включать их дом и дворик, они жили мирно и счастливо, и вы бы решили, что на этом история закончится.

Но спустя какое-то время король и королева почувствовали, что чего-то не хватает в их жизни. Между собой они обладали достаточной отвагой и умом и любовью, чтобы наполнить королевство в тысячу раз больше того, которым они правили, но там все же было немного пустого места. И это было единственной печалью в их жизни.

А затем королева обнаружила, что ждет ребенка, и они поняли, что именно этого они и хотели: быть семьей, а не просто королевством на двоих.

Прошло время, и королева родила очаровательную малышку, и принцесса стала радостью и гордостью для ее родителей.

И вы бы решили, что на этом истории закончится, не так ли.

* * *

Шимако боялась идти на работу, потому что ее коллеги будут расспрашивать ее о беременности, которую она уже не могла скрывать, что означало, что они начнут спрашивать о муже.

Было так много такого, что она не могла объяснить людям, которых знала. Она не рассказала ни единой душе о Токио, или о том, почему она снова начала работать, или о том, почему ее челюсти сжимаются, когда кто-нибудь произносит определенные слова в разговоре. Она не доверяла свое знание никому.

Она никому не рассказывала, как прошло ее Рождество, когда подошло время задавать подобные вопросы; по правде говоря, все что она могла подумать о Рождестве, это как Сеичиро уже взял свой Рождественский отпуск (не сказав никому, кроме его контролера на работе) в ноябре. Он пришел как внезапный наплыв теплой погоды, принеся ранние рождественские подарки для нее и для Юки, и остался на самую лучшую неделю в ее жизни. Она знала, что ему было чертовски сложно уехать из Токио ради нее; она знала, что для него станет адом возвращение назад. И он знал тоже, и не возражал ничуть; он повторял ей снова и снова, что все прекрасно, потому что он любил ее и любил их дочку и сделал бы все, абсолютно все для них.

Она не могла даже рассказать об этих чудесных воспоминаниях с подругами в офисе, потому что они слишком ранили. Они были слишком яркими, даже спустя почти полгода: она до сих пор помнила легкое головокружение от радости, когда она поднесла руку к его лицу, чтобы снять очки, прижавшись носом к его шее, когда он спал рядом с ней, дрожа от легкой прохлады его обручального кольца на ее коже, когда его руки гладили ее обнаженную кожу.

И она не могла рассказать никому, что потратила все деньги на телефонные счета, позвонив во все больницы и полицейские участки в Токио со дня Нового Года, пытаясь разыскать его.

За всю свою жизнь она не была так одинока.

* * *

Принцесса и король, и королева жили очень счастливо какое-то время, но как это часто случается, здесь была ловушка.

Видите ли, король входил в семью колдунов, и, хотя он мог подчинять сам воздух, находящийся вокруг него, своей воле, к этой силе было приложено проклятье. Давным-давно, когда принцесса, или король, или даже дедушка короля еще не появились на свет – ну, никто не знает, кто наложил это проклятье, но он поразило много других маленьких королевств, и оно было ужасным на самом деле.

Проклятье было в том, что в определенный день, в определенное время, тот, кто был королем этого королевства из дома – и – дворика, должен был превратиться в ужасного дракона, и оставить свой дом навечно, чтобы присоединиться к остальным драконам на другом конце света.

Королева, со всей ее мудростью, не смогла остановить это; и король, со всей его храбростью, не смог бороться с этим; а принцесса был такой маленькой, что не могла ничего сделать, только смотреть, как тело ее отца увеличилось в размерах и обрело крылья, и он улетел прочь в красном блеске ветра и пламени.

И вы бы подумали, что раз проклятье был вечным, то на этом история закончится, не так ли.

* * *

Юка пересчитывала кукол один раз каждый день, просто чтобы убедиться. Сначала она считала их по одной за раз, затем по две; хотя они не складывались правильно, когда она считала их по две, потому что кукол было 15, а 15 на два не делится; затем она считала их по три, а затем возвращалась назад и считала всех сразу.

Она считала много вещей. Она любила числа, потому что они полезные, и ты можешь заставить их работать именно так, как ты этого хочешь, если ты положишь их в правильном месте. Ее учительница думает, что она "одаренная"; Юка хочет сказать ей, что на самом деле это не совсем так, что все что нужно, это знать, куда положить вещи, чтобы они были в порядке.

Слова тоже иногда нуждаются в порядке; ей пришлось в последнее время быть очень осторожной, чтобы выбирать правильные. У нее был набор школьных слов для учителей и одноклассников, и ей казалось, будто они ложатся в специальные ящички у нее в голове: шутки для ее друзей – в один ящик, ответы для учителей – в другой. У нее были вежливые слова для Мамочкиных подруг с работы, когда они спрашивали ее, как дела и добрые слова для самой Мамочки, чтобы заставить ее улыбнуться, когда она очень устала.

Еще у нее были слова для Папочки. Но он уехал, так что теперь она просто спрятала их до тех пор, пока он не вернется. Ей хотелось так много ему рассказать – о хороших отметках, которые она получает, о том, что если она сидит тихо-тихо и сосредотачивается сильно-сильно, то может заставить персиковые цветы на дереве в садике шелестеть и танцевать, о том, как она может услышать сердечко малыша, когда Мамочка усаживает ее на своих коленях, сидя на диване после работы.

А еще она хотела спросить у Папочки о некоторых вещах, например, почему Мамочка зажигает свечи каждую ночь, и почему их всегда семь.

Но она может подождать, пока он вернется домой. Потому, что когда он придет домой, они больше никогда не расстанутся, и ей больше не нужно будет прятать ее слов.

* * *

Прошло время для королевы и принцессы, а король-дракон так и не вернулся. Тогда королева стала делать все, чтобы найти средство против этого проклятья: она читала умные книги и консультировалась с мудрецами и даже пыталась поговорить с другими проклятыми драконами. Но ответ, который она получала, всегда был один и тот же – ее король будет драконом, пока не умрет, так как действие проклятья прекращалось только в момент смерти.

Принцесса пыталась утешить свою маму, но она была слишком юной, чтобы знать, как делать это правильно, поэтому все, что она могла обещать – это помощь по королевству и в саду и с подметанием и готовкой, и крепко обнимала маму, когда приходила домой из школы.

И вы бы подумали, что раз там было слишком много тупиков, то на этом история закончится, не так ли.

* * *

Шимако поправила кимоно ее дочери и постаралась не смотреть на наклоненные очки малышки. (Я хочу оправу, как у моего Папочки, сказала она, когда в первый раз получила их).

Все в цвету, и, конечно же, у них должна быть настоящая вечеринка, потому что это День Девочек и Юка страстно желает пригласить друзей и показать им кукол и персиковое дерево в садике, и округлившийся животик ее Мамочки. А Шимако просто продолжает поправлять длинные, тяжелые рукава ее дочери -- Это кимоно было подарком от Сеичиро, и она надевала его всего один раз -- и молится, чтобы она смогла выдержать этот день без необходимости свернуться в комок на кровати и проплакать до самого конца.

Она внутренне рада, что Юке только шесть, потому что она знает, что есть многое, чего ребенок не понимает в этом возрасте. Например, она не возражает, когда Шимако отсылает ее из комнаты, чтобы посмотреть новости, когда диктор говорит об усилиях по восстановлению Токио и о том, где найти самые последние списки погибших. И она не знает, что Шимако держит распечатки этих списков в ящике на верхней полке на кухне и вынимает их, чтобы перечитать, каждую ночь с почти болезненным облегчением оттого, что ей не встречается имя Аоки Сеичиро ни в одной из аккуратных колонок.

Она также понятия не имеет, что рубашка, которую ее мама носит сегодня, ее папы. Шимако надела ее потому, что она хранит его запах, а ощущать ее вокруг своего тела, это почти как держать его близко-близко, и ей это необходимо.

Она слышит, как ее дочка говорит ей, что боится наступить на рукава, потому что они слишком длинные, и когда Шимако успокаивает ее, она использует те самые слова, которые говорил ее муж, уверяя ее перед встречей с его родителями.

Просто держи высоко свою голову и не бойся смотреть на то, что будет прямо перед тобой, и ты прекрасно справишься. Я это знаю.

Ей так сильно не хватает его в этот момент, что она чуть не разрыдалась, и если бы не Юка, она бы даже не узнала, что дверной колокольчик зазвонил.

* * *

Но чего королева и принцесса не знали, это то, что на другом конце света самый храбрый и веселый из всех проклятых драконов взглянул на короля и увидел, что под его великолепной красной чешуей и за его добрыми действиями, он был печален.

Тогда этот дракон спросил, в чем причина этого, и король со всей его отвагой не смог сдержать своего горя и рассказал ему, что дома у него осталась семья, и что он желал бы вернуться к своей старой жизни в своем маленьком королевстве. И он сделал все, что было в его силах, чтобы не заплакать, но это было нелегко, и он дрожал, рассказывая свою историю.

И тогда другой дракон взглянул на него, расправил крылья и сказал: "Ты был настоящим другом для всех нас и дарил добро, когда не был уверен, что тебе за него воздастся. Никто из нас не забудет этого".

И король был смущен, но это дало ему малюсенькую надежду, и он поклялся сделать все, что в его силах, чтобы не думать о том, что навечно это очень-очень долго.

И вы бы подумали, что раз слова это всего лишь слова, то на этом история закончится, не так ли.

* * *

Мужчина, стоявший у двери был высокий и выглядел так, будто он не должен быть таким худым, но выражение на его лице было вежливым и серьезным.

Прошу прощения, сказал он, и его речь выдавала в нем аристократа из Токио, отчетливая и краткая. Здесь проживает Аоки Шимако-сан?

Шимако откинула волосы с лица, и у нее появилось чувство, будто она босая и беременная – что в принципе так и было, но это неважно. Это я. Чем я могу помочь вам?

Ах… Аоки-сан, пожалуйста, простите меня, что я не пришел раньше. Меня зовут Июдзин Акира… Я здесь по просьбе Имоноямы Нокору-сан…

А затем Шимако почувствовала, что ее сердце разбивается на тысячи осколков и болезненно возвращается к жизни вновь, когда ее дочь проскользнула у ее ног и закричала…

Папочка!

* * *

Видите ли, дракон, который выслушал историю короля, когда-то сам был принцем … с королевой-матерью и друзьями, которые его любили, и домом, который ему пришлось оставить позади. И так случилось, что на другом конце света, когда небо закрыли тучи, и конец света начал наполняться тьмой и отчаянием, этот отважный и великолепный дракон напомнил себе, что если хоть кто-нибудь имеет в этом мире что-то, ради чего стоит жить, то и для всех остальных есть надежда и он не испугался сразиться с надвигающимися сумерками.

И проклятые драконы пали, один за другим; даже храбрый король был ранен, когда рыцарь метнул странный трезубец прямо в его ногу.

Но, в конце концов, хотя он и был слишком болен и ранен, чтобы даже знать это, король остался жив, и рассвет, наконец, пришел.

И вы бы подумали, что раз он пережил что-то настолько ужасное, то на этом история закончится, не так ли.

* * *

На секунду, Шимако решила, что она умерла, или умирает, или грезит, или просто так отчаялась, что у нее галлюцинации, потому что она не могла видеть то, что видела.

Он опирается на костыли и выглядит ужасно худым, и на его лице полу затянувшиеся шрамы. Но улыбка все та же самая и очки, и то, как волосы падают на его лицо…

О Боже, она услышала себя, и ее видение затуманилось от слез.

А потом-- она не знает как-- она уже на пороге крыльца рядом с ним, с лицом, прижатым напротив знакомого изгиба его шеи, и она рыдает в его плечо, а он плачет в ее волосы, но это Сеичиро и он жив.

Она слышит как он шепчет ее имя, маленький хриплый звук, а она думает, что никогда не слышала ничего столь же чудесного за всю свою жизнь.

* * *

Но так произошло, что молодой герцог, защищавший замок неподалеку, нашел раненого короля и забрал его с собой. И с большим усердием и заботой он перевязал ногу короля и соскребал чешую с его тела до тех пор, пока он снова не стал человеком. Видите ли, король навсегда останется драконом в сердце из-за его храбрости, но теперь, когда другие драконы пали, его змеиная форма просто исчезла.

Прошло много времени, пока король не пришел в себя и не вспомнил, кто и где и когда он был, но герцог был терпеливым и согласился вернуть его в родное королевство, когда тот поправится.

И вы бы подумали, что раз у него появился кто-то, чтобы вернуть его в семью, то на этом история закончится, не так ли.

* * *

Шимако знала, что друзья Юки и их матери придут с минуты на минуту, и ей было плевать. Она была так счастлива. Она слышала, как он объяснял ей насчет раненой ноги и как он был в коме, но Июдзин-сан распорядился оставить его в Академии КЛАМП, пока ему не станет лучше, и как он ужасно скучал по ним обеим, но телефонные линии были повреждены, а он просто был совсем болен и…

А затем она поняла, что он перестал говорить, потому что он целовал ее слезы на лице и на губах, и вот тогда она действительно поняла, что он теплый и живой и это не просто ее разбитое сердце играет с ней шутки.

Она почувствовала Юку, протиснувшуюся между ними, она слышала, как их малышка плачет от облегчения и счастья, и где-то далеко она понимала, что Июдзин-сан все еще стоит у двери. Она пригласит его на чай. Она предложит ему так много гостеприимства, сколько сможет дать, потому что он привел назад ее Сеичиро, а это самая большая вещь, какую кто-нибудь делал для нее.

И ветер трепал цветки персика, и она могла чувствовать горькие слезы Сеичиро и ее обручальное кольцо плотно сидит на пальце и ее сердце разбивается снова и снова и расплескивает свет и жизнь, как весна, наконец ворвавшаяся в долину.

* * *

Молодой герцог отвел короля к нему домой, к его садику и королеве и принцессе, и празднование было таким сердечным и радостным, что для всех, кто знал об этом, оно не остановилось до сих пор.

Видите ли, здесь история заканчивается. Иногда, когда история не заканчивается счастливо, она просто еще не совсем закончилась.

Некоторые истории просто должны заканчиваться словами И жили они долго и счастливо.

И это именно то, что произошло.

*`-,--

Фанфик взят с http://www.pressed-feathers.net/x/fics/