Все персонажи принадлежат Кламп. На слова в [таких вот] скобках просьба не обращать внимания. Это безобразия от переводчика.

 

Надежда

Фанфик по Х

Автор оригинала: Alison Koh

Свет манил его. Голоса шептали в тенях, принуждая его двигаться вперед. Расплывчатые фигуры появлялись перед ним. Там были двое. Они говорили с ним, их голоса были ясно слышны среди шепчущих теней, и они отталкивали его от успокаивающего света.

Новые голоса, знакомые когда-то, позвали с другой стороны.

/Камуи-сан/

/Очнись/

Он повернулся и пошел к ним.

***

- Широ-кун!

Камуи окоченел и чуть не грохнулся под тяжестью руки, немного чересчур восторженно хлопнувшей его по плечу. Надев слабую улыбку, он посмотрел на своего одноклассника, Кейчи Сегаву, самого солнечного парня во всей Академии КЛАМП.

"Ой, прости!" Почти сразу извинился Кейчи. "Я ведь не обидел тебя, да? Я просто был взволнован, увидев тебя здоровым. Мы не виделись больше шести недель, пока ты лежал в Больнице Академии"

Камуи покачал головой. "Доброе утро, Сегава-кун. Я очень рад, что с тобой все в порядке"

"Да, Большое Землетрясение было ужасным. Но я был в Академии, когда оно произошло, так что ничего особенного не случилось", ответил Кейчи. "Однако я услышал, что ты был серьезно ранен снаружи от Академии и помчался в Больницу Академии, но мне не разрешили войти. Потом я увидел твою подружку, и она так горько плакала в комнате ожидания, что я подумал, ты..." - он замолчал.

"Ты подумал, что я умер?" - спросил Камуи.

Кейчи опустил голову, устыдившись, но был удивлен, почувствовав, как рука Камуи нежно погладила его по щеке. Он поднял взгляд и увидел, что Камуи улыбается. В выражении его фиалковых глаз были нежность и признательность за беспокойство, выказанное другом.

В прошлом был короткий период, когда Камуи сомневался в мудрости такой дружбы с Кейчи, нормальным подростком без особых способностей и не связанным с судьбой Земли. Он не хотел подвергать опасности жизни тех, кто не был вовлечен в Последнюю Битву. Однако теперь он осознал, что ошибался. Последняя Битва была не просто борьбой между Драконами Небес и Земли. Это была борьба всего человечества за право жить, включая простых людей, как Кейчи. Битва была выиграна. И это стало возможным, хотя и не напрямую, с помощью Сегавы, благодаря которому Камуи все же осознал, что самым важным является не твое личное желание, а желания всех. Каждый имеет право на желание и право жить, чтобы увидеть, как желания исполняются. Именно необходимость жить ради желания, возможно, приведет к тому, что Земля никогда не умрет.

Кейчи в ответ загорелся одной из самых ярких улыбок. Схватив Камуи за запястье, он сказал: "Мы сейчас опоздаем на урок. Нам лучше поторопиться!"

Камуи не мог не согласиться, и помчался наперегонки со своим другом. Уроки призывали его сегодня, а завтра он выполнит обещание, сделанное на пороге смерти. Прохладный утренний ветерок нежно дул ему в лицо, провозглашая новое будущее.

***

К тому времени, когда он вернулся домой, уже наступили сумерки. Его полурегулярные поездки в Киото всегда вызывали депрессию, а сегодня было еще хуже, чем обычно, потому что этим утром он навестил могилу своей сестры на годовщину их рождения. Почти 10 лет прошло, но он не мог избавиться от чувства, что половина его души умерла вместе с ней в тот день, а большая часть другой половины утонула с тем человеком под руинами Моста Радуги.

Он включил свет и прошел в заднюю часть дома, отодвинул бумажную дверь, ведущую в сад. Он сел на деревянный пол и стал наблюдать за темно-зелеными тенями деревьев и кустарников, качавшихся в теплом вечернем ветре. Ни Сакура, ни Камелия больше не цвели вне сезона. Смерть Хиното запечатала силы Драконов, которые были созданы на самом деле, чтобы решить ее судьбу и судьбу Земли. Вместе со смертью принцессы Сновидицы человечество освободилось от проклятья и от интриг Судьбы. И тогда Камуи пожертвовал своей собственной жизнью, чтобы искупить грехи мира и позволить всем жить в новом будущем, не обремененном тенью прошлого. Кровожадный Могильник Сакуры, представлявший темную энергию человечества был очищен жертвой Камуи.

Нельзя сказать, что Субару потерял всю свою силу. Он все же был великим Мастером Оммъеджи. На самом деле, Драконы сохранили часть своей прежней силы, исключая ту, что принадлежала им, как Драконам. Ни один из них не мог больше создавать Кеккаи, а Сакура больше не призывала его убивать.

Однако же, Камуи выжил, вернувшись к жизни, когда все, кроме Юзурихи и Карен, считали, что он уже мертв. Это было чудо как в самых прекрасных сказках, но в отличие от других Драконов, вся сила Камуи умерла тогда.

Как бы то ни было, тот факт, что мальчик остался жив, беспокоил его. Слишком много вопросов осталось нерешенными между ними, вопросов, с которыми Субару надеялся никогда не столкнуться. Он ясно вспомнил выражение муки на лице Камуи, когда он впервые понял, что оммъеджи присоединился к "другой стороне", заполняя пустоту, оставленную последним Сакуразукамори. Ирония заключалась в том, что Субару слишком хорошо понимал эту муку, на себе испытав ее, когда он столкнулся с предательством Сейширо много лет назад.

Легкое мерцание в узоре энергии сказало Субару, что у него появился посетитель. Не оборачиваясь к гостю, он спросил: "Как ты нашел это место?" Его голос не выдавал ни капли эмоций, хотя он и знал вошедшего.

Камуи спокойно ответил: "Твой старый друг дал мне указания, а также слова, чтобы развеять заклинание на двери". Затем он подошел к Субару и сел рядом с ним. Он положил большую коробку между ними и добавил: "Твоя сестра хотела, чтобы я передал тебе это именно сегодня".

Субару замер и обратил свое внимание на коробку. Он осторожно поднял крышку и увидел там пирог, украшенный земляникой и взбитыми сливками, именно такой, какой любила испечь Хокуто пока была жива.

"Я попросил Акиру-сан сделать его, так как не был уверен, что справлюсь сам. Я надеюсь, тебе понравится".

Субару молчаливо смотрел на пирог какое-то время, а затем поднялся. "Тебе лучше уйти" – сказал он Камуи. "Я не знаю, в какие игры ты играешь, но они скверно пахнут".

Камуи остался на месте, совершенно не обращая внимания на гнев в голосе мужчины. Он посмотрел на ночное небо, наблюдая за первыми звездами, а затем вернул свое внимание к человеку рядом с ним. Мальчик сказал: "Я умер в тот день. Я видел свет. Он звал меня, требовал… Но я так и не достиг его. Они мне не позволили, твоя сестра и тот человек, Сакуразукамори".

"Сейширо-сан". Субару был ошеломлен и не мог поверить словам Камуи. Его любовь и его сестра оба были мертвы. Хотя он и был могущественным оммъеджи, Субару так и не смог связаться с ними, а теперь Камуи утверждал, что беседовал с ними.

В этот время, Камуи поднялся и положил руку на правый глаз Субару. "Да, твой 'Сейширо-сан', тот, кто дал тебе этот глаз".

Пальцы бережно проследили очертания глаза, впитывая в себя прикосновение изящных ресниц, обрамляющих его. Субару накрыл своей рукой пальцы Камуи и присоединился к нему в этом исследовании. Болезненные воспоминания из далекого прошлого и сожаления о том, что могло бы случиться, причиняли тупую, ноющую боль сердцу мужчины.

"Ты знаешь, почему он дал тебе этот глаз?"

Вопрос оборвал задумчивость Субару, удивив его, и он крепко сжал руку Камуи. Мальчик проигнорировал боль, вместо этого он всмотрелся в глаза Субару, которые сейчас искрились от смешанных эмоций. "Другой *Камуи* сказал, что Сейширо-сан дал мне этот глаз, потому что знал, что я буду дорожить им как частью ЕГО и не выберу легкую смерть. Потому что, если я погибну, глаз умрет вместе со мной".

"Дело не только в этом" сказал Камуи. Субару посмотрел растерянно. Камуи продолжил: "Он хотел познать ощущения, которых у него никогда не было, через тебя. Он хотел узнать, каково это - быть способным чувствовать".

Субару молча переваривал неожиданные новости. "Он сказал тебе это?" спросил он у Камуи.

"Нет, он не сказал мне много, только то, что тебе нужна моя помощь".

"Тогда как ...?"

"Память Фумы, или точнее *Камуи*. Я, может, и потерял свою силу, но я вобрал в себя воспоминания другого *Камуи* после его смерти. Ты знал, что он мог чувствовать сильнейшие желания любого человека?"

Субару кивнул. "Он рассказал мне однажды".

"Сквозь его воспоминания, я увидел желания многих людей, и как *Камуи* искажал эти желания. Никто не должен был умирать, но они погибли. Все они выбрали смерть ради своих желаний, потому что не разглядели того, что стояло за ними. Котори, Сайки, Сората, Араши... у них был другой выход, но они не смогли его увидеть". Камуи посмотрел в сторону, его тело сотрясал гнев от этого знания. Знакомые руки притянули его в утешительное объятие. Камуи поднял взгляд на Субару, смотревшего на него с самой нежной улыбкой.

"Тебе должно стать легче оттого, что они умерли, зная, что их желание выполнено. Они должны быть счастливы".

"Как бы я хотел, чтобы все было совсем по-другому". Камуи прижался к Субару, укрыв лицо на груди мужчины. Тихие всхлипы издавались из его горла, и Субару чувствовал, как его рубашка промокает. Он прижал мальчика ближе, пытаясь дать ему, то немногое утешение, какое только мог.

Минуты прошли и рыдания прекратились. Камуи вырвался из объятий Субару и быстро вытер свои слезы мастерским движением рукава [Сорри, вырвалось J ]. С немой просьбой в глазах, он обратился к Субару: "Ты ведь не оставишь меня... нас... теперь, когда Сейширо-сан предоставил тебе выбор, правда?"

Субару едва сдержал легкую усмешку, услышав эти слова. В первый раз Камуи произнес это имя без горечи, то был знак, что мальчик все же простил ассассина за все горе, которое тот причинил Субару. Странное, но отнюдь не неприятное ощущение посетило оммъеджи, и он почувствовал, видимо тоже в первый раз, что сам смог окончательно простить мужчину и освободиться от прошлого. [Ну, наконец-то, свершилось. Давайте все вместе утрем слезки мощным движением рукавов и носовых платочков. Ааааааа! Простите...] Десять лет - слишком долгий срок, чтобы ненавидеть, а он все еще любил Сейширо, несмотря на то, что произошло между ними. Он умер, но если слова Камуи были правдой, то наступило время почтить последний подарок Сакуразукамори, научившись любить себя.

Прошло какое-то время, прежде чем Субару обнаружил, что Камуи уставился на него с каким-то уж очень странным выражением.

"Что-то не так?" - поинтересовался Субару.

"Нет" - запинаясь, произнес Камуи, "Это... просто... ты никогда не улыбался так ярко раньше".

Субару рассмеялся и отметил, что чувствует себя прекрасно. Как будто солнечное тепло вошло в его зимнее сердце, растопив боль и наполнив новой энергией его душу.

"Я должен поблагодарить Сестренку и Сейширо-сан за то, что они вернули мне тебя. Я уже давно не чувствовал себя таким свободным" - сказал он мальчику. "Я думаю, что стоит дать миру, спасенному тобой, второй шанс. Пришло время заставить мою сестру гордиться мной".

Камуи был просто вне себя от радости, и это светилось в его фиалковых глазах, мерцающих от счастья.

"Так чем ты планируешь заняться?" - задал вопрос Субару. "Я слышал, что Юзуриха вернулась в Мицумине, а Карен стала монахиней".

"Аоки-сан вернулся к своей семье в Коб. Я продолжу свое обучение в Академии Кламп, но ее общежитие сейчас переполнено, так что я останусь пока в особняке Имоноямы. Однако я не собираюсь там задерживаться надолго и попробую найти себе новый дом. К тому же, Тетя Токико оставила мне немного денег, так что с этим не должно возникнуть проблем".

Субару немного пораздумал над ситуацией. "Это место слишком велико для меня одного. Если ты не возражаешь, переезжай сюда. Здесь есть спальные комнаты для гостей" - предложил он.

Камуи был, конечно, счастлив, но все еще не мог решиться: "Я не хочу быть в тягость".

"Ни в коем случае" - заверил его Субару. "Кроме того, я совершенно уверен, что моя сестра потребовала, чтобы ты хорошенько заботился обо мне. Она никогда не доверяла мне заботиться о себе самому".

Камуи робко кивнул с выражением, которое Субару нашел довольно забавным.

"Ну что ж. Мы сделаем необходимые приготовления, и твои вещи пришлют сюда на следующей неделе" - сказал Субару. Затем, вспомнив кое-что еще, он добавил. "Я думаю, нам лучше разрезать пирог, а то сестра будет недовольна, что мы забыли о ней"

"Ох, верно" - Камуи хотел отпинать себя [хочу, хочу на это посмотреть] за то, что забыл о такой важной детали. Он быстро подобрал коробку и понес ее на кухню. Субару проследовал за ним. Он наблюдал, как Камуи нарезает пирог, очарованный слишком серьезным выражением на лице мальчика. Капли пота выступили на изящном лице Камуи, как и каждый раз, когда тот с усердием принимался за какую-нибудь задачу. Субару снова улыбнулся. В этот момент его посетила мысль. А не было ли это очередной сумасшедшей идеей Хокуто - свахи? Может, Сейширо и его сестра заметили в Камуи что-то, чего Субару не смог разглядеть, будучи ослеплен мыслями о мести и ненавистью к себе?

Камуи положил два кусочка на две изысканных китайских тарелки и передал одну из них Субару. Они насладились кулинарным искусством Акиры в полном молчании, пока, наконец, последний кусочек крема не был слизан с тарелки. Тогда Субару нарушил молчание и спросил: "Моя сестра объяснила, почему ты должен был принести пирог именно сегодня?"

Камуи покачал головой.

"Сегодня наш День Рождения".

"Ой, С Днем Рожденья!" - сказал Камуи, немного взволнованно. "Я ничего не приготовил для тебя. Прости".

"Неправда. Твое присутствие здесь для меня важнее любых подарков, какие я только получал на дни рождения".

"Но это не считается. Я был здесь только как посланник от твоей сестры и Сейширо-сан", - понизив голос почти до шепота, он добавил. "Я хотел бы сделать для тебя что-то большее".

Вот тогда-то Субару и заметил это, молчаливую просьбу и сильные желания, что так долго лежали скрытыми за этими блестящими темно-лиловыми глазами. Он давно подозревал, что Камуи немного зациклен на нем, но это было большим. Камуи был влюблен в него. Для Субару было совершенно новым - оказаться на принимающем конце любви. Со своей стороны, он мог научиться любить мальчика. Нельзя отрицать, что он всегда чувствовал в Камуи родственную душу. Даже больше, его влекло к мальчику, хотя он и не вполне осознавал этого в прошлом. Камуи приятно просто любоваться, а его чистая душа, скрывающаяся под притягательной внешностью была даже еще прекрасней. Ни один ребенок не смог бы пережить такую трагедию, сохранив свою чистоту. Но Камуи прошел через все несчастья, оставшись незапятнанным.

Да, сказал себе Субару, он должен научиться любить Камуи. Это будет настоящей попыткой с его стороны, а не просто пари, и возможно, где-то в том месте, где обитают духи, Сейширо, в конечном итоге, тоже сможет понять любовь.

Он пододвинулся к Камуи и сказал: "Не волнуйся. У тебя будет много времени, чтобы научить меня жить и любить снова".

Камуи разгадал тайное значение этих слов и покраснел.

Субару снова рассмеялся, а затем прошептал в воздух: "С Днем Рождения, Старшая сестра".